Сложно построить крепкую семью, но еще сложнее цивилизованно разойтись

Бывают ситуации, когда весьма почтенные и пожилые  люди  выглядят смешными. Семейная пара с солидным семейным стажем распалась.  Р., доверитель автора, инициировал развод в суде, поскольку супруга против этого категорически возражала, а жить вместе уже не могли. В подтверждение верности супружескому долгу она обеспечила явку в процесс нескольких подруг, прибегла к услугам известного адвоката. Вняв настойчивым требованиям супруги, суд установил срок для примирения сторон.

Тут то и выяснилось, что время ей было нужно не для спасения семьи, а  для обращения в Володарский районный суд, с целью получить доступ (вселиться на правах члена семьи) в квартиру супруга, и, как позиционировала, к совместно нажитому имуществу (всему находящемуся в квартире). Одновременно было заявлено ходатайство об аресте (запрете отчуждения) этой квартиры, которую Р. срочно  нужно было продать.

Таким образом, ситуация оказалась патовая: одной стороне нужно было быстрее развестись, чтобы защитить квартиру от вселения и бесхозяйственного использования; другой — быстрее, еще в статусе жены, разрешить спор о вселении. Началось перетягивание каната.

Р. слег в больницу; судебные процессы по спору о вселении откладывались из раза в раз; срок для примирения в деле о разводе  таял на глазах.

Но не тут то было. Процессуальные оппоненты (жена Р. и ее адвокат) не являются в суд в день вынесения решения о разводе, и, тем самым, получают несколько месяцев резервного времени (подают жалобу на решение по основанию разрешения спора в их отсутствие, а, значит, пока не пройдет апелляция, решение о разводе в силу не вступит).

Одновременно супруга Р. в другом суде, на правах все еще члена семьи (решение о разводе не вступило в силу), настаивает на своем вселении в квартиру мужа. Суд настроен разрешить спор о вселении.  Да и практика придерживается постулата: разведетесь – подавайте отдельный иск о выселении.

Казалось бы,  все, партия проиграна. Однако это не так. Адвокат Р. собирает необходимые документы и убеждает суд приостановить производство по делу о вселении до разрешения другого, связанного с ним, дела о разводе. Ничья.

Разрешило спор  благоразумие адвокатов-представителей и их настойчивость в желании отделить личные обиды супругов от прагматичного интереса.  Они предложили своим доверителям равноприемлевые условия: супруга получает право доступа в квартиру мужа и забирает (вывозит) все желаемое имущество в присутствии представителя  Р. Взамен отзывает апелляционную жалобу на решение о разводе. Стороны возобновляют процесс в другом суде, и супруга отказывается от иска о вселении. После чего этот суд снимает арест со спорной квартиры, и Р., доверитель адвоката, наконец-то, может продать ее.

Читатель может сказать:   будто   без адвокатов нельзя было так сделать и договориться. Наверное, можно было сделать, но не сделали.  Мешали взаимные обиды и недоверие, желание каждого уязвить другого.  Да и слишком много на этом пути подводных камней в процессуальном плане, а на кону стояла квартира, выставленная на продажу,  и очень нетерпеливый, но выгодный покупатель. Читатель, будь благоразумен и прагматичен.

 

Опубликовано: 25.02.2019