И вновь о том же … один счастливчик, 103 патрона и….(вовремя поданная жалоба на протокол обыска привела к прекращению уголовного преследования)

Брянщина – приграничная зона, плюс немерено железа в лесах со времен войны. Все под колпаком. Но далеко не все это понимают, тем более знают. Связываю эти грозные отголоски войны с расхожей истиной: язык мой-враг мой.

Деревенский, неухоженный дом, неожиданный визит полиции. Руководит всем «старший брат». Совершенно очевидно знали, что и где искать – военные трофеи, глубоко в подполье. Нет сомнений, конечно, нашли, да и как не найти, если знали, что и где лежит. Улов оказался богатый, одних патронов более сотни штук.

Далее, как в классике жанра: звонок   адвокату, встреча, протокол обыска. Более ничего. Нет, была просьба – спасти.

Забегая вперед, скажу, спасти удалось. Протокол обыска писал оперуполномоченный уголовного розыска, не особо осведомленный в процессуальных тонкостях.

Он сходу объявил, что искать в доме будут похищенный на селе трансформатор (?). И сразу полез под пол. Габариты трансформатора инспектора не впечатлили. Сомнительность его нахождения под полом была очевидна.

Увлекшись поисками трансформатора, забыли разъяснить под роспись право на добровольную выдачу запрещенных к обороту вещей. Найдя тайник с боеприпасами и вооружением, забыли указать место, индивидуальные признаки обнаружения и найденного. Скрывая, мягко говоря, не совсем незаконную деятельность, инспектор заявил, что обыск проводится по уголовному делу о краже трансформатора. Получается, что обыск по обнаружению боеприпасов и огнестрельного оружия провели без возбуждения уголовного дела. Про санкцию суда забыли.  В протоколе     были указаны далеко не  все участники обыска, однако в рапортах доложили о своей деятельности. Это грубое нарушение.

Все эти, мягко говоря, вольности, пришлось указать в жалобе на имя прокурора района с просьбой дать правовую  оценку действиям всех, кто был «в кадре, и стоял за кадром».

Через две недели получили постановление об отказе в возбуждения уголовного дела по основаниям отсутствия события преступления. Дознаватель, которому был передан материал   для решения вопроса о возбуждении дела, указал, что обыск в частном жилище гражданина был проведен с грубыми нарушениями норм действующего законодательства. В силу этого обстоятельства все обнаруженное теряет процессуальное значение, использовано в уголовном преследовании быть не может. Позиция согласована с прокурором района. Таков финал.

Но в воздухе витает и другой, более важный, вопрос: из каких источников правоохранители были осведомлены обо всем этом? Мой ответ: язык мой-враг мой. В этот раз ему повезло. Но  фортуна дама капризная.

 

 

 

Опубликовано: 29.03.2019